eva_nadu: (Default)
я могу сегодня собой гордиться.
мало того, что я переделала множество важных и неотложных дел,
мало того, что я составила план на завтра-послезавтра,
я еще и придумала для вас угадайку))

правда, эта угадайка несколько отличается от прежних.
сегодня я просто перечислила некоторые,
достаточно хорошо известные факты из жизни героя.

почитайте, вспомните или угадайте – как получится))
и хороших вам выходных))

*


- его называли «величайшим Платоном Запада», «современным Аристотелем», «французским Сократом».

- он являлся основоположником одного из самых модных в то время философских течений.
«вера, не просветленная разумом, недостойна человека», - утверждал он.
положению «верю, чтобы понять» он противопоставлял «понимаю, чтобы верить» -
что, разумеется, не слишком нравилось Церкви.
одно из его сочинений было осуждено, как еретическое, и предано сожжению.

- он был блестящим полемистом, поэтом и музыкантом.

- он почитал себя несчастливцем, а жизнью свою называл – «мои бедствия».

- его любили ученики и одна из образованнейших женщин того времени.

- о начале истории своей любви, он писал так:
«я пользовался тогда такой известностью и так выгодно отличался от прочих молодостью и красотой, что мог не опасаться отказа ни от какой женщины, которую я удостоил бы своей любовью. я был осведомлен о познаниях этой девушки в науках и о ее любви к ним и потому был уверен, что она легко даст мне свое согласие».

позднее ему пришлось уговаривать ее выйти за него замуж. она отказывалась.
не от недостатка чувств, а от нежелания препятствовать каким бы то ни было образом его карьере:

мудрому человеку жениться не следует, - говорила она.
* золотые слова!*)) *

в своих воспоминаниях он писал:
«она спрашивала: как сможет она гордиться этим браком, который обесславит меня и равно унизит меня и ее; сколь большого наказания потребует для нее весь мир, если она отнимет у него такое великое светило; сколь много вызовет этот брак проклятий со стороны церкви, какой принесет ей ущерб и сколь много слез исторгнет он у философов; как непристойно и прискорбно было бы, если бы я - человек, созданный природой для блага всех людей, - посвятил себя только одной женщине и подвергся такому позору!»

он все-таки уговорил ее, и они тайно обвенчались.
к тому времени у них родился сын, которого причудливо назвали Астролябием.

- один из родственников женщины, недовольный как этим браком, так и,
как он предполагал, недостойным обращением с ней молодого супруга,
решил проблему по своему представлению:
пробравшись в дом нашего героя, он оскопил его.

«они отсекли те части моего тела, — жаловался в своих воспоминаниях Он, — посредством которых я совершил дело, ставшее причиной их огорчения».
неутешная Она писала:
«тогда, когда мы предавались прелюбодеянию, жестокость неба нас помиловала, и вот когда мы узаконили эту незаконную любовь и покрыли свадебной фатой грех прелюбодеяния, гнев Господний обрушился на нас...»

*оскопление, кроме понятных бедствий личного характера, создало и другую,
не менее труднопереживаемую для него беду:
по каноническим законам с этих пор нашему герою
был прегражден путь к высоким церковным должностям*

- история его любви была очень популярна среди сентиментальных дам того времени.

- ну, и Руссо… Руссо немало поспособствовал всплеску интереса к жизни этого человека, написав один из своих известных романов.

eva_nadu: (Default)
на баночке с медом сегодня обнаружили подстраховочное:

"внимание! при использовании меда в (дальше заклеено)
необходима консультация врача!"

угадать куда "в" - мне не удалось.
воображение, устав от стараний, скрестило руки: "не могу, извини!"
любопытство оказалось настырнее)

пришлось отдирать наклейку!)))

eva_nadu: (Default)
что-то настроение у меня который день дурашливое - все бы мне викторины да опросы устраивать!)))
вот, вспомнила, что давно загадок вам не загадывала)

итак...


1. как и положено гениям, он стал тем, кем стал, вопреки воле родителей. отец хотел, чтобы он стал врачом. а он – на тебе, стал им.

2. он вошёл в историю как «смелый художник, расширивший выразительные возможности музыкального искусства, как романтик, остро запечатлевший буйные духовные порывы своего времени, как композитор, тесно связавший музыку с другими видами искусств…»

3. говорят, он очень не любил давать автографы.

ну да, случается такое со знаменитыми людьми!
то есть поначалу они обычно очень даже не возражают против того, чтобы кто-нибудь попросил у них автограф.
но потом, с ростом популярности, нетворческое это занятие приедается.
и на тебе – вот уже и не допросишься росчерка в альбом*)

так рассказывают, что одна не менее знаменитая в то время певица много раз упрашивала его написать ей в альбом хоть что-нибудь, но он был непреклонен.

однажды певица с улыбкой сказала ему:
- если вы будете столь любезны, что напишете в мой альбом хоть несколько строк, я сделаю вам подарок в награду за это. на ваш выбор: либо я спою для вас, либо подарю вам превосходнейший паштет из печени, который мне только сегодня прислали из Тулузы...

несговорчивый подумал, взял в руки альбом и написал всего два латинских слова.
- что это означает? - спросила удивленная певица.
- это означает: «несите паштет», - улыбнулся он.

4. рассказывают, один известный музыкант заказал ему написать нечто виртуозное для альта – такое, чтоб можно было сыграть это и в очередной раз продемонстрировать публике свои выдающиеся, дьявольские даже, способности.
он написал.
выдающийся (назовем заказчика так) посмотрел и… наотрез отказался это играть – в написанном не было, показалось выдающемуся, ничего такого, что позволило бы ему «вытворять» на альте, а не играть, как все.
мало того, альт оказался в сочинении инструментом «сопутствующим». а этого выдающийся никак не мог вытерпеть.
в общем, исполнял вышеозначенное сочинение другой.

между тем, выдающийся тоже, случилось, оказался на концерте.
дослушав до конца, выдающийся, еще недавно отказавшийся исполнять произведение, вышел на сцену и опустился перед сочинителем на колени.

позже, вдогонку, выдающийся послал автору этого произведения 20 000 франков.
что позволило тому… много чего))))

5. в том числе - написать реквием.
как человек великий, тяготеющий ко всему великому же, наш мистер X не остановился на написании обычной Messe des Morts. он написал Grande Messe des Morts.
а почему, собственно, и нет?
средства вполне позволяли)

6. когда его спрашивали, какое из своих произведений он считает наилучшим, он обычно отвечал:
- увы, свое лучшее произведение я проспал.
- но как это могло случиться?!
- дело в том, что я его от начала до конца сочинил... во сне. проснувшись, хотел записать, но под рукой не оказалось ни бумаги, ни карандаша. я тут же снова заснул. а когда утром проснулся, то ничего уже не мог вспомнить, ни единой божественной мелодии.

*очень верю! кто из нас так не сочинял лучшие свои произведения?!* *)))

7. если бы я назвала вам сейчас его имя, вам, скорее всего, пришли бы на ум Греция, Троя, возможно, Гомер

если б назвала фамилию – вы вспомнили бы, в первую очередь, героя одной из известных книг и улыбнулись бы: а что? такое… радикальное средство от головной боли!

кто это?*)))

eva_nadu: (Default)
весь день натыкаюсь сегодня на слова, смысл которых мне открывается далеко не сразу:
вевший, возвевший, свевший...))

признаюсь, если б мне живьем попался товарищ, так испоганивший великий и могучий усложнивший мне сегодня работу, я б придумала, что с ним сделать)
но такой радости, полагаю, мне не дождаться. поэтому пока вот решила развлечь себя методами доступными.
решила я загануть вам загадку))

как вы думаете, что за слова, на самом деле, скрываются за этими монстриками?*)))
eva_nadu: (Default)
вот этой вещи - больше ста лет)




как вы думаете, что это?*)
eva_nadu: (Default)
об этом писателе Марк Твен говорил:

" Автор обязан:
12) сказать то, что он хочет сказать, не ограничиваясь туманными намеками,
13) найти нужное слово, а не его троюродного брата,
14) не допускать излишнего нагромождения фактов,
15) не опускать важных подробностей,
16) избегать длиннот,
17) не делать грамматических ошибок,
18) писать простым, понятным языком.
Автор "..." с холодным упорством проходит мимо и этих требований"

" Он (испр. мной) не был одарен богатым воображением; но то немногое, что имел, он любил пускать в дело. Он искренно радовался своим выдумкам и, надо отдать ему справедливость, кое-что у него получалось довольно мило. В своем скромном наборе бутафорских принадлежностей он бережно хранил несколько трюков, при помощи которых его герои (испр мной) обводили друг друга вокруг пальца, и ничто не приносило ему большей радости, чем возможность приводить этот нехитрый механизм в действие"

"Из прочей бутафории он больше всего ценил хрустнувший сучок. Звук хрустнувшего сучка услаждал его слух, и он никогда не отказывал себе в этом удовольствии. Чуть ли не в каждой главе у (...) кто-нибудь обязательно наступит на сучок и поднимет на ноги всех врагов (испр. мной) на двести ярдов вокруг. Всякий раз, когда герой его подвергается смертельной опасности и полная тишина стоит четыре доллара в минуту, он обязательно наступает на предательский сучок, даже если поблизости есть сотня предметов, на которые гораздо удобнее наступить. Его они явно не устраивают, и он требует, чтобы герой осмотрелся и нашел сучок или, на худой конец, взял его где-нибудь напрокат".

"Видит бог, воображения у (...) было не больше, чем у быка, причем я имею в виду не рогатого, мычащего быка, а промежуточную опору моста"

"Может быть, (...) и знал законы природы, но он очень умело это скрывал"

ЗЫ. Вообще статья эта очень забавная. Пока погадайте, если у кого будет желание, о ком она. А чуть позже я непременно дам ссылочку - почитаете))


UPD: http://twain.narod.ru/kuper.htm
eva_nadu: (Default)
Мой организм объявил забастовку.

Заподозрила это я еще вчера.
Пытаясь собраться и начать, наконец, работать, решила устроить мозгу небольшую тренировку.
Прослушав детскую задачку:

«Прилетели галки,
Сели на палки.
Если на каждой палке
Сядет по одной галке,
То для одной галки
Не хватит палки.
Если же на каждой палке
Сядет по две галки,
То одна из палок
Будет без галок.
Сколько было галок?
Сколько было палок?»
- мозг вывесил табличку «не беспокоить».

Количество времени, затраченное на поиск ответа, было явно несоизмеримо со сложностью задачки.
На втором «если» мозг зависал и требовал перезагрузки.

Сегодня утром забастовка стала очевидной.
Медсестра исколола мне все вены, пытаясь выпросить у организма пробирку крови.
Организм долго разводил руками и указывал на табличку: «Крови нет и не будет».

Кардиолог, всматриваясь в ЭКГ, сообщила:
- У вас блокада.
- Это забастовка, - ответила я.

Взглянув на выражение лица мужчины за соседним столиком, который не мог отвести взгляда от моих исколотых и залепленных пластырем вен,
задумалась о балансе здоровья духа и тела в организме.

Вспомнилось (в самом деле, а что в этом случае еще могло вспомниться?)
ювеналовское: «в здоровом теле…»

Перефразируя известную римскую поговорку, тот сказал как-то:
«Orandum est, tit sit mens sana in corpore sano», где
«…mens sana in corpore sano» - известное всем: «в здоровом теле – здоровый дух»
Помните?

Как видно из не усеченного варианта поговорки, римляне были не слишком большими оптимистами.
Во всяком случае, далеко не такими оптимистами,
какими были те,
кто оставил от пословицы одно только: «mens sana in corpore sano»))

Так что там, как вы думаете, с галками и Ювеналом?))
eva_nadu: (Default)

значит, так…
теперь же весна, да?
так что некоторая игривость организма простительна))
на днях мой организм разыгрался не на шутку, должна признаться))

так вот…
отправились мы как-то в выходной на выставку.
обычную такую, ежегодную выставку-продажу не скажу пока чего))
шли вдоль рядов, рассматривали интересности и красоты.
шли мы шли… рассматривали мы рассматривали…
и вот на этой интересности красоте я остановилась и сказала: «берем»
сильно пожилая женщина, хозяйка столика, на котором расположились образцы, подобные этому, пожала плечами:
- а почему вы выбрали именно этот? он же самый некрасивый!
я гордо ответила:
- зато какой большой!
чем вогнала несчастную очень-очень, просто-таки совсем взрослую женщину в краску.

надо ли говорить, что мое извращенное сознание не позволило мне владеть этой красотой в одиночестве
и мне захотелось поделиться ею с вами)

делюсь!
могу со всей определенностью сказать, что это – вполне природный образец, с одним небольшим, но очень значимым в данной ситуации дефектом.
а вот что это - я скажу позже)) если вы сами не догадаетесь)))))

более точно определить размер образца можно под катом







Read more... )
eva_nadu: (Default)

 от одиночества и печали решила возобновить свои угадайки)))
понимаю, что никого вас сейчас, наверное, тут нет, но…
всякое бывает, да?*))
вот, хочу попросить вас по нескольким цитатам попробовать угадать автора)

1. «Если вы человек порядочный, ну хотя бы наполовину, вас, вероятно, откуда-нибудь да выгоняли… из школы, из совета директоров, из спортивной команды, из комитета по присуждению премий,  из клуба, из секты сатанистов-растлителей, из политической партии… откуда угодно»


2. «Если бы женщины нуждались в сексе так же, как нуждаются в нем мужчины, тогда – пригнись, Тед, пригнись и бегом в укрытие, - тогда вокруг не слонялось бы столько насильников»



3. «Интерьер оправдал самые похабные мои ожидания. Нечто кошмарное, с фестонами и воланами вместо штор и шелком-сырцом вместо обоев, - всю остальную бутафорскую жуть вы, я уверен, способны представить себе самостоятельно. Варварское уродство, во весь голос орущее о попусту потраченной жизни. Какой же, на хер, бездельницей нужно быть, дивился я, до чего исчахнуть от скуки, чтобы сесть и навыдумывать все это напыщенное барахло? Джейн, чуть приподняв брови, стояла посреди гостиной и ожидала, когда я забулькаю от восторга. Я набрал побольше воздуха в грудь.

 - Это одна из самых омерзительных гостиных, в какие мне доводилось попадать за                  всю мою жизнь. Точно такого уродства я и ожидал, она в точности так же уродлива, как десять тысяч других гостиных, до которых добьет отсюда струя мочи. Это оскорбляющий зрение упадочный коктейль из дорогих клише, за пределами Беверли-Хиллз такого почти и не сыщешь. Да я скорее собачью какашку съем, чем опущу мою задницу на эту софу с ее нелепо разномастными, кричащими подушками. Прими мои поздравления – тебе далось образцовым способом пустить на ветер твое недешевое
образование, кучу денег и всю твою горестную жизнь. Всего хорошего.

Вот что я сказал бы, будь у меня в животе на два пальца виски больше. А так удалось лишь проблеять:
- Боже мой, Джейн…»



4.Потребителей поэзии редкие слова обычно раздражают, но они же никогда не думают, никогда не дают себе труда задуматься о жизни поэта.  У живописца есть масляные краски, акриловые смолы и пастели, скипидар,  льняное масло, холст, соболий и свиной волос. Когда ты в последний раз использовала что-либо подобное?
Разве что смазывая крикетную клюшку или подкрашивая ресницы. Хотя, если подумать, навряд ли тебе доводилось хоть раз в жизни смазывать крикетную клюшку, но ты понимаешь, о чем я. Хорошо, музыканты: у музыканта имеются целые машины из дерева, меди, кишок и углеродистого волокна; в его распоряжении – увеличенные септимы, знаки альтерации, дорийские лады и двенадцатитоновые ряды. Ну-ка, когда ты в последний раз прибегала к увеличенной септиме, чтобы поквитаться с любовником, или к партии фагота – чтобы заказать пиццу? Никогда. Никогда, никогда, никогда. А теперь возьмем поэта. О да, бедного поэта: возьмем горести бедного паршивого поэта. У поэта нету запаса материалов, нет у него уникальных ладов. Нет ничего, кроме слов, того же самого инструмента, которым весь клятый мир пользуется, чтобы выяснить, как дойти до ближайшей уборной, посредством которого люди отбарабанивают извинения за топорные предательства и бестолковые увертки, коими полнятся их заурядные жизни; у поэта нет ничего, только те же, все те же самые слова, которые ежедневно, в миллионах обличий и фраз, применяют для ругани, молитв, оскорблений, лести и вранья…
  


Позже, вполне вероятно, добавлю тэг «Имяэтогоавтора», потому что те пенки, которые он временами выдает – стоят того, чтобы их записать))

 
eva_nadu: (Default)

Человеку, любящему близких и уважающему себя, лучше всего не оставлять в истории ровным счетом никаких следов.
Все равно после смерти все переврут, опошлят и испоганят.
 
*   *   *

Вчера был  первый день, когда город по-настоящему, под завязку,  наполнился осенью.

Долго стояла на балконе.
Смотрела, как подъезжают и отъезжают  машины, как дети  играют на детской площадке.
Слушала, как скрипят качели, как заходится лаем собака на прилегающей к гаражам территории.

В какой-то момент показалось, что солнце спустилось на уровень четырнадцатого этажа и участливо заглянуло мне в глаза.
Почему вдруг «участливо» – и не спрашивайте.
Понятия не имею.
Точно так же мы иногда не знаем, отчего заглядывают нам в глаза прохожие, качают головами, пожимают плечами и иногда спрашивают – не нужна ли нам помощь.
Они видят что-то, чего не осознаем, не чувствуем в себе мы.

Жалею, что не собралась  выйти из дома вчера.
Именно вчера, в день, когда я безболезненно, даже с каким-то не вполне понятным мне самой наслаждением, пропитывалась, стоя на балконе, осенью до самой последней клеточки, я и должна была сделать это.

Нет, и сегодня будет не поздно.
Это  когда человек еще жив, со вниманием можно опоздать.
Когда его уже нет, ничего поздно не бывает.
Все, что мы делаем после того, как человек умер, мы делаем не для него, а для себя.

Я привыкла приходить к ней на могилу, ставить цветы в банку и некоторое время сидеть на скамеечке в ее ногах.
Ей это не нужно теперь.
Но отчего–то очень нужно мне.

Иногда я чувствую в этом что-то мистическое.
Иногда готова признать, что все это оттого, что, несмотря на внешнюю устроенность и успешность, я ощущаю внутри себя какую-то сиротливость, которую очень трудно объяснить.
Иногда я думаю, что все дело в том, что, вынудив меня в свое время уехать из родного города, оставив там могилы моих предков,  меня, по сути,  лишили прошлого. И теперь я ищу его в ней – незнакомой и, тем не менее, почти родной.

Впрочем, наверное, все это неважно.

*   *   *

О ее жизни писали много и все – не то.
Ее просили написать мемуары, она отказывалась.
- Почему вы не напишете книгу о себе?
- Это невозможно, -  отшучивалась она. – Получилась бы книга жалоб. Без предложений.

- Не хочу делать свою жизнь достоянием публики, - говорила она, когда не склонна была шутить.
Все равно сделала: собой – такой, какой была, своими ролями, своей одинокой смертью.

Однажды, прельстившись предложенным гонораром (а деньги ей в тот момент, как, впрочем, и почти всю жизнь, были, ох, как нужны), она взялась таки за написание мемуаров.
Но не смогла.
«Все бранят меня за то, что я порвала книгу воспоминаний. Почему я так поступила?
Кто-то, кажется, Стендаль сказал: «Если у человека есть сердце, он не хочет, чтобы его жизнь бросалась в глаза». И это решило судьбу книги. Когда она усыпала пол моей комнаты – листья бумаги валялись обратной стороной, т.е белым, и было похоже, что это мертвые птицы…»

Позднее она снова пыталась восстановить написанное.
Писала и снова рвала.
 
Теперь, когда ее нет, ей приписывают то, чего она не говорила, рассказывают истории, которые с ней никогда не случались.
Хотя и  того, что случалось с ней на самом деле, хватило бы не на одну  полновесную жизнь.

Из воспоминаний детства:
«Это когда рано утром входила горничная вся в крахмале и говорила: «Барышня, чай подан».
«В пять лет была тщеславна, мечтала получить медаль за спасение утопающих»

Пытаясь поступить в одну из многочисленных театральных школ Москвы, она волновалась до обмороков. Заикаться начинала с первых же слов.
«Деточка, это профнепригодность, - говорили ей. – Не морочьте голову ни себе, ни другим»

Она была упряма и таки стала артисткой.
Об одном из  первых  опытов она писала:

«Первый сезон в Крыму, я играю в пьесе Прелестницу, соблазняющую юного красавца. Действие происходит в горах Кавказа. Я стою на горе и говорю противно-нежным голосом: «Шаги мои легче пуха, я умею скользить, как змея…» после этих слов мне удалось свалить декорацию, изображавшую гору, и больно ушибить партнера. В публике смех, партнер, стеная, угрожает оторвать мне голову. Придя домой, я даю себе слово уйти со сцены…» 
Не ушла.

Довольно долго потом играла в разных провинциальных театрах.
Три полных сезона проработала в Баку.

Она очень любила Пушкина.
Рассказывала об этом она так:
«На ночь я почти всегда читаю Пушкина. Потом принимаю снотворное и опять читаю, потому что снотворное не действует. Я опять принимаю снотворное и думаю о Пушкине. Если б я его встретила, я сказала бы ему, какой он замечательный, как мы все его помним, как я живу им всю свою долгую жизнь… Потом я засыпаю, и мне снится Пушкин. Он идет с тростью по Тверскому бульвару. Я бегу к нему, кричу. Он остановился, посмотрел, поклонился и сказал: «Оставь меня в покое, старая блядь… Как ты надоела мне со своей любовью».

О любви: «В жизни любила только двоих… Первый был К.  А второго не помню…

К. – театральный артист. Родился в Вильно. Учился в Петербургском университете, на юридическом факультете. В годы студенчества начал играть на сцене студенческого театрального кружка, потом какое-то время играл в провинции.
Потом поступил во МХАТ и прослужил там почти полвека.

О режиссерах: «Режиссеры меня не любили, я платила им взаимностью. Исключением был Т., поверивший мне».

Т. – руководитель Камерного театра, в котором она дебютировала в Москве.

Об окружении: «Ну и лица мне попадаются, не лица, а личное оскорбление!»

О кино: «Вы знаете, что такое сниматься в кино? Представьте, что вы моетесь в бане, а туда приводят экскурсию»

Большую часть реплик для своих ролей она придумывала сама.
В одном из фильмов, снятому по Чехову, она играла небольшую роль жены инспектора гимназии:
- Вы знаете, когда я стояла под венцом, все мужчины сходили с ума… Я помню, один гимназист хотел застрелиться от любви ко мне, но у него не хватило денег на пистолет, и он купил сетку для перепелов, - произносила она «свое», томно глядя в зеркало, примеряя чужую фату.
Утверждали, что чеховские и «ее» тексты всегда сходились «без швов».

Она умерла, как и многие, в одиночестве.
«Если у тебя есть человек, которому можно рассказать сны, ты не имеешь права считать себя одинокой.
Мне некому теперь рассказать сон», -  написала она незадолго до смерти.
Наверное, когда понимаешь это совершенно отчетливо, ничего больше не остается – только умереть.

eva_nadu: (Default)

Фильм, снятый по одному из известных его романов, я впервые посмотрела, когда мне было что-то около восьми-девяти лет.
После - я долго «в него» играла.
Шептала изломанным голосом – «нет, положительно, я сегодня скучаю».
Протягивала несуществующему поклоннику руку:
«Вы, по-видимому, думали о чем-то очень интересном,  господин…?
Может  быть,  вам  вспомнилась  какая-нибудь  любопытная  подробность   того
заговора, который... послал к нам в Париж графа…?  Расскажите  мне,
что это такое, я прямо сгораю от любопытства. Я  никому  не  скажу,  клянусь
вам!»
Изнывала от скуки на балах, дрожала от нетерпения в ожидании встречи с любимым, раздавала деньги судьям и тюремщикам и хоронила голову своего возлюбленного. 

Должно было пройти какое-то время, чтобы я поняла все остальное - то, что выходило за рамки романтической любовной истории.
Все, что случилось с ним, проведшим всю жизнь в единоборстве с самим собой, с нею – умной, высокомерной, рассудочной и своенравной, с остальными героями - равно ответственными за то, как в их городке складывалась жизнь. 

Недопонимание, между тем, не мешало мне долгое время считать его одним из своих любимых авторов.
Я считала, что королевское имя ему очень к лицу.
И знать не знала, что он пишет не только художественную литературу, что он автор ряда прекрасных мемуарных книг, что он – путешественник, знаток музыки вообще и огромный любитель оперы – в частности.

1. Находясь во Флоренции, он потерял сознание от обилия впечатлений. Теперь его именем назван синдром – состояние шока, случающееся у определенной категории впечатлительных людей в музеях, некий «перебор» эмоций.
Вообще, он был крайне впечатлительным человеком.
Вернувшись на родину, после неудачного похода на Россию в составе войска Наполеона, он написал: «Русский поход поссорил меня со снегом, не из-за того, что я сам подвергался опасности, но из-за отвратительного зрелища ужасных страданий и отсутствия жалости в людях».

2. Одним из многочисленных своих псевдонимов, - под которым он, собственно, и известен нам, - он выбрал название города, в котором жил ученый, почитаемый основателем классической археологии и искусствоведения.

3. Он считал своей «идеальной родиной» - Италию.

4. Ему принадлежат слова:
а) «Можно смело сказать, что в наше время, когда процветает выклянчивание похвал, кумовство и газетное торгашество, зависть к человеку – это единственный достоверный признак его высоких достоинств».
 б) «Чтобы не затронуть национального самолюбия, пришлось бы вечно лгать, а когда я лгу, мне… становится скучно».

eva_nadu: (Default)

Он – стал моей первой настоящей музыкальной любовью.
Нет, до Него у меня, разумеется, были другие увлечения. Но когда появился Он – все остальные поблекли и на время перестали для меня существовать.

В школе, конечно же, такое было непозволительно.
- А теперь Баха, пожалуйста, - говорила учительница, придавая лицу выражение непреклонности.
- Лина Изральевна, - молила я. – Я сегодня не могу. Я к следующему разу выучу Баха. Обязательно. А сегодня… давайте играть Его.
Она качала головой:
- Непрофессиональный у тебя подход. Это плохо. На носу конкурс. И что мы скажем? Что до Баха ты не доросла?

У меня был непрофессиональный подход. Мне было девять лет. И я впервые была влюблена.

*   *   *

Он представлялся мне красивым мальчиком с тонкими чертами лица и длинными тонкими пальцами.
Он сочинял сонаты, симфонии, концерты…
И я верила, что он сочинял их для меня.
Если это было по-иному, то отчего бы я чувствовала каждую ноту так, будто она только что родилась в моем сердце?

Отрабатывая пассажи, я представляла, как Он, последний ребенок в семье, сочинял их, склонив голову набок, усердно выписывая пером черные с овальными головками закорючки. Для меня.

*   *   *

Из «музлитературы» я знала, что он родился слабым и очень маленьким. И родители очень сомневались, что он выживет.
Для поддержания Его жизни, Леопольд, его отец, настоял на втором имени – Теофил, что означало «возлюбленный Богом».
Имя это позже употреблялось исключительно в латинском переводе.

Еще позже я узнала. Что полное его имя было - Иоханнус Христосомус Вольфгангус Теофилус.

*   *   *

Основная и широко известная легенда о нем выдумана дождливой осенью, во время эпидемии холеры.
Легенда стала для многих Его биографией.
Между тем:

1. Он не был беден, как утверждают некоторые его биографы.
Но он был женат на женщине, которая очень любила деньги, и образ Его жизни был весьма экстравагантным.
Известна история, когда приятель, к которому Он пришел занять денег, спросил: - У тебя нет ни замка, ни конюшни, ни дорогостоящей любовницы, ни кучи детей... Куда же ты деваешь деньги?
И Он ответил:
- Но у меня есть жена Констанца! Она - мой замок, мой табун породистых лошадей, моя любовница и моя куча детей...

2. Он – обладатель феноменальной памяти и автор первой в истории нелегальной копии, первый «музыкальный пират».

Прослушав всего один раз "Мизерере" Аллегри в Сикстинской капелле, он практически безошибочно воспроизвел эту музыкальную собственность Ватикана (ноты имелись только у Папы Римского) по памяти.
Узнав об этом, Папа был так поражен, что наградил Его орденом Рыцаря золотой шпоры.
Как видим, пиратство не всегда наказывалось, а иногда очень даже поощрялось.

3. Последнюю, едва ли не самую известную, его работу, уже после его смерти, доделывали другие. Хотя биографы и предпочитают об этом особенно не распространяться.

История этой Его работы, между тем, очень необычна.
Получив на нее заказ, Он по договоренности должен был отказаться не только от материальных прав на нее, но и от права поставить на ней свое имя.
Это было чрезвычайно необычно – даже по тогдашним меркам.
Сам Он считал эту сделку позорной, а потому тщательно скрывал ее детали не только от друзей, но и от своей семьи.
Это понятно.
В конце концов, Он, к этому времени прославленный музыкант, и «музыкальный негр» - понятия несовместные.
Но он очень нуждался в этот момент в деньгах и уже получил аванс.
Именно поэтому Он не мог отказаться от обязательств, но несмотря на то, что сроки поджимали, Он писал ее все же не слишком усердно.

Работа над этим произведением была самым большим унижением в Его карьере.
Дописать его Он не успел.
После непродолжительной болезни, он скончался.
Дописывали это произведение другие.
Часть партий для струнных инструментов дописывал Его ученик, до финала произведение довел его приятель, к которому в конце концов обратилась вдова Констанца.
Исследователи утверждают, что авторство этого произведения в разной степени принадлежит одиннадцати музыкантам.

4. Вдова его обладала, судя по всему, великолепными задатками продюсера.
Она ухитрилась получить деньги за это, последнее произведение, пять раз!
Продав сначала, в соответствии с договоренностью, произведение заказчику, она затем перепродала его королю Пруссии, получила плату за исполнение его и дважды исхитрилась продать его издателям.

И, наконец,
5. Булат Окуджава сочинил о нем «Песенку…»:
«Не расставайтесь с надеждой, Маэстро…»

eva_nadu: (Default)

что-то мне захотелось праздника! ))
такого, знаете, с шутками, играми и шарадами. 
с галантными мужчинами и красивыми женщинами!
с танцами,  прогулками под луной...
и вот еще - тайну бы какую-нибудь! чтоб позагадочнее...

так вот, начинаю пока с чего могу - с игры)))
угадайте, друзья мои, что за пьесу я загадала?)) все вы ее знаете, наверняка!))

*   *   *

всегда любила ее - за жизненность и правдивость.
да-да! представьте себе!
несмотря на временную и территориальную  сюжетную удаленность,
несмотря на бесконечные гиперболы и стандартные приемы организации образов,
она и по сей день представляется мне вполне актуальной.

именно она в моей жизни была первой,
которая со всей наглядностью продемонстрировала,
что герой - совсем не обязательно тот, который мужественен, честен и порядочен.
а часто… даже еще чаще…
(еще чаще - так часто, как только можно – и еще чаще… (околокопирайт Ф.Лист))
совсем наоборот –  пройдоха и трепло.
ну, да, смазливый и сладкоречивый, но пройдоха.

а героиня, по этому же закону – вовсе не милый, нежный и благоуханный цветок, а вполне даже жизнеспособная охотница,
которой добыть – гораздо интереснее, чем получить то, что дается в руки само.

из этой же, любимой, я узнала:

1. как проредить густую шевелюру:
«… старые рецепты
считают кровь нетопырей
испытанным и верным средством
для выведения волос».

2. что «слова… стоят мало», но, стоя мало, они, случается, много значат.

3. что то многое, что иногда хочется сказать некоторым мужчинам, вполне укладывается в: «вам, господа, надеть бы юбки и корсеты».

4. басню о двух горшках и путь спасения от несчастной любви:

«в края забвенья нас уносят челны,
и тот воскрес, кто, прошлое губя,
бросает сердце в пенистые волны…»

5. одновременно выяснила, что мне, как слабой половине человечества, ну, ничего в этой жизни не грозит:

«да, я люблю; но, средь грозы и гула,
не я ль - волна, не он ли - легкий струг?
и кто слыхал, чтобы волна тонула?»

такая природная непобедимость, не только обязывает быть снисходительной, но и  понуждает к проявлению оптимизма))

6. при первом прочтении впечатлилась определением «чувство - это хищный зверь,
вцепившийся когтями в разум».
по прошествии времени поняла, что зверь этот неприручаемый, так что так или иначе, но  разум – в вечном проигрыше.

7. поняла, что всем велеречьям на свете, таким, к примеру, как:

«Когда бы я, взамен моих владений,
Которыми я славен и богат,
Владел землей от взморий, чуждых тени,
До алых царств, где клонится закат,
И золотом, кумиром поколений,
И перлами, которые струят
Ресницы звезд, и кладами Востока,
Пути морей взбраздившими широко,
Я положил бы их у ваших ног» -

предпочла бы твердую руку и повелительное: «Идем»


ну, и, наконец…
не я сказала, а он - великолепный любовник и плодовитый литератор,  проживший бурную жизнь, полную любовных историй и авантюр, которой ничуть не помешало принятие сана священника и даже принадлежность к инквизиции…

«для шутки - это слишком много,
для правды - мало, может быть…»

Ну, дорогие мои! Что это за пьеса?*)))

Profile

eva_nadu: (Default)
eva_nadu

November 2012

S M T W T F S
     123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 07:23 am
Powered by Dreamwidth Studios