eva_nadu: (Default)
нашла в ЖЖ, у [livejournal.com profile] ibigdan , который, в свою очередь, обнаружил у [livejournal.com profile] rozhki 
*уф! всех упомянула, никого не забыла!*

восхитительное:

"На днях друзья принесли показать мне букварь и учебник математики для первого класса.
В частности, в том передовом учебнике была вот такая задача (мы отсканировали страницу, потому что не могли удержать в голове условия)



Как?! Как можно мерять площадь словами?

А вот еще штука, которая корежит мое несчастное воображение:



Скажите, дорогие педагоги-математики и филологи (Леша, ты скажи, ты же диплом об этом получил), КАК эти примеры произносятся? Ну, как это все вслух ребенку прочесть?

"Сиська плюс один плюс один"? "Нос минус два"? "Писька мальчиковая минус единица минус единица равно ЧТО"?!

А еще, друзья, помогите решить мне две задачи:
1. У Маши в корзинке было 8 грибов. Она собрала еще несколько. Сколько грибов стало у Маши в корзинке?

2. В ведре было 10 литров воды. Оттуда взяли несколько кружек воды. После этого в ведре осталось 4 кружки воды. Внимание, вопрос: Сколько литров воды израсходовано?

Люди добрые, помогите мне, моя самооценка стремительно падает.

И напоследок - текст из букваря, книжка, как утверждается в послесловии для родителей, написана по методу Эльконина:



Теперь я знаю, пачиму нэт солнца. Потому что звук [л] не терпит дружбы соседа.

И я понимаю теперь, "почему в слове солнце пишут букву Л ". Но перестала понимать, почему в слове шлепанцы НЕ пишут".

что вам сказать?! в этом году первое сентября для меня как нельзя более актуально.
поэтому вроде как - в тему! все-таки оно неумолимо приближается!

eva_nadu: (Default)
итак, коли я затеяла этот разговор о книгах и героях, стоило бы мне, наверное, его как-то закончить)))
или продолжить - если кому-то еще придет охота об этом еще поговорить.

1. вначале (и довольно долго, признаюсь) я была Элизой из сказки Андерсена «Дикие лебеди»)))

каждый вечер, укладываясь спать, я с огромным трудом притаскивала в кровать огромную, для детских ручек - совершенно неподъемную, книгу сказок на немецком языке. у этой Книги была тканевая обложка цвета бордо, позолоченный обрез и потрясающей красоты цветные иллюстрации внутри.
бабушка, подходившая пожелать мне спокойной ночи, брала ее в руки. я укладывалась к ней под бочок и слушала плавную немецкую речь. и забывала дышать, слушая:

«толпа глумилась над нею.
- посмотрите на ведьму! ишь, шамкает губами да все никак не расстанется со своими колдовскими штуками! вырвать их у нее да порвать в клочья!

и подгоняла бабушку:
- лебеди, бабуля! лебеди! скорее!
как будто и в самом деле опоздание их могло стоить мне жизни.

и вцеплялась в бабушкину руку ледяными пальцами:
«и народ, видевший все, преклонился перед ней, а она без чувств упала в объятия братьев, так измучена была она страхом и болью»

слушала, распахнув глаза, про расцветшие поленья, про цветок, который король положил на грудь лежавшей без сознания Элизе, про покой и счастье - в ее сердце.
слушала и шептала:
- ну, как она могла не успеть связать последний рукав! как могла!

потом, проигрывая эту сказку в который раз - про себя, я успевала, конечно, закончить все крапивные рубашки.
и мой самый младший, одиннадцатый, брат не оставался на всю жизнь инвалидом с лебединым крылом. у него были сильные, красивые руки.

Read more... )
eva_nadu: (Default)


«предательство всегда остается предательством. и неважно, какими причинами оно спровоцировано»,  -
сказала в тот вечер бабушка, замазывая йодом мои боевые раны.


 

Read more... )
eva_nadu: (Default)


все, у кого были маленькие дети, помнят, что однажды наступает время, когда приходится отвечать на вопрос: «откуда я взялся?»

при этом можно выходить из ситуации самостоятельно, а можно – кивнуть на книжку,
дескать, на тебе, миленький! разбирайся))

одна такая книжка попала мне сегодня в руки)




господа-товарищи!!! комментарии я оставляю за вами)
потому что сама комментировать не могу, рыдаю)



Посмотреть на Яндекс.Фотках

Read more... )
eva_nadu: (Default)

выходные провели на даче у друзей.
посчитали, что количество друзей, приятелей и хороших знакомых с дачами, загородными домами и домиками заметно превышает число летних выходных.
стало очевидно, что собственный «домик в деревне» нам не нужен.

все лето практически каждую неделю выезжали за город.
выполняли обещание «как-нибудь непременно заехать»))
остались должны – примерно половине.

*

дочка друзей (4 года) – очень самостоятельная, женственная, уверенная в себе, особа - особой симпатией прониклась к мужу.

весь день наблюдала, как она мягко и настойчиво им руководила:
- встань, пожалуйста, сюда. дай руку. можно я залезу? а покачаться
качается на руке, потом по-обезьяньи взбирается на плечи.
- покатай меня.
катает.
- наклонись, пожалуйста.
скатывается вниз, на траву. кувырок, еще кувырок.
кокетливо улыбается:
- встань сюда. покатай меня на ногах. а теперь покачай, хорошо?
взбирается на руки.
- а теперь сделай «солнышко»! а «карусельку»? а еще покачаешь? дай руку. встань сюда! покатай меня, пожалуйста!

вечером спрашиваю:
- что? устал?
- устал, - отвечает.
- а что ж не прекратил это раньше?
смеется:
- не мог отказать.

*
 
едем с дачи. ребенок на заднем сиденье, без детского кресла.
 
- леся, гаишники! пригнись и не отсвечивай, - командует мама.
моментально сползает пониже.
-  а что гаишники? – шепчет.
- детей в машине, без специальных кресел, возить запрещено. если остановят, оштрафуют.
- что такое оштрафуют?
- деньги заберут.
- все-е-е? – испуганно.
- ммм… - задумывается  лесина мама.  – это зависит от того, сколько у папы сейчас денег в кармане.
- и от того, сколько в кармане у гаишника?

святой ребенок!

eva_nadu: (Default)

«Это печь,
А не яга,
Не нога,
А кочерга!»
С.Я.Маршак

- Вы знаете, - она поднимает голову. – Такого вот – кивает на бумажку на своем столе,- я еще никогда в жизни не встречала. Вы для меня загадка.
- Вы вторая, кто сегодня мне это говорит, - улыбаюсь.
Но где-то в глубине опять растет нехорошее чувство – страх.

По-дурацки не вовремя вспоминается маршаковское:
«В темноте увидел Петя:
Сверху смотрит великан.
Оказалось на рассвете –
Это старый чемодан».

Я не хочу быть загадкой.

И.А. очень мила. Она отвечает на мои вопросы, приветливо улыбается.
- Нет, ничего страшного. Не беспокойтесь. Просто непонятно, как так может быть? В моей практике такого еще не было.
Я улыбаюсь в ответ:
- Вы меня ничуть не удивили. Если  у кого-то давно не случалось необъяснимого, всегда зовут меня.
Она смеется.
- Мы разберемся, не переживайте!
- Я не переживаю.

Я вру, конечно. Очень даже переживаю. Я вообще чертовски «переживательная» особа.

Мне трудно видеть немощность стариков и слезы детей.
Я еще слишком хорошо помню свои детские страхи и уже прекрасно представляю, каково это – перестать быть сильным.

Мне нельзя читать новости – я моментально переношу чужие страдания на себя.
Скользнула взглядом по: «Мальчик погиб под обломками дома, приехав на сутки к бабушке», прочла: «Кирилл не хотел ехать, а я настояла» - и вот тебе, задрожали руки, забегали по затылку мурашки.
Как пережить это той, которая настояла?
Как вообще жить, зная, что каждый твой шаг меняет не только твою судьбу?
Как не стать тем ежиком, который «задумался, как дышать - и умер»?

- И.А., - я держу на лице самую очаровательную из улыбок, -  а, может, вот это быть из-за… ну, к примеру, неправильного режима дня? на нервной почве, в конце концов?
Она внимательно смотрит на меня:
- Вы мало спите?
- Я работаю по ночам.
- Вы много нервничаете?

Я пожимаю плечами – не знаю, как объяснить…
Она пожимает плечами – может быть.

- Если исключить все остальные возможные причины... Но для этого вам надо быть совершенным психом.
О! это как раз про меня!  - хмыкаю.
Она смеется в ответ. И мне почему-то кажется, что она мне верит.  

«В темноте увидел Петя
Человека у стены.
Оказалось на рассвете -
Это куртка и штаны»

Со страхами я борюсь с самого детства.
Терпеть не могу трусов и бесконечно борюсь с собой.

Сначала боролась со страхом темноты, воды, высоты.
Потом – со всеми остальными последовательно.

В детстве меня регулярно вытаскивали из темных комнат, за шкирку вытягивали с «седьмой глубины», как котенка, снимали с деревьев и крыш.
Теперь – самое время примириться с собой.

Самое время принять все свои внутренние противоречия, признать вечную необходимость выбора и ответственность за все, что делаешь.
Признать и перестать, наконец, всюду расстилать соломку.

А еще  - самое время научиться читать детективы, как истории для развлечения, а не как человеческую трагедию, и писать о любви, не примеряя на себя встречи и расставания.

И не шептать каждый раз, когда накатывает страх:

"В темноте увидел Петя
Ступу с бабою-ягой.
Оказалось на рассвете -
Это печка с кочергой".

А просто терпеливо дождаться рассвета.

eva_nadu: (Default)
у нас в доме уже несколько дней как отключили горячую воду.
а я всякий раз, готовясь умываться или мыть посуду, открываю оба крана – разбавить, чтоб не было горячо.

* * *

- так… все, да? теперь перестаем бояться и начинаем лечиться! да?


улыбаюсь.
в последний раз со мной так разговаривал старый врач-еврей, которого привозил откуда-то с другого конца города папа - всякий раз, когда официальная медицина не могла справиться с нашими с сестрой болезнями.
тот заходил в дом, мыл руки, присаживался к столу
- добрый вечер, деточка! опять от гоголя-моголя отказываемся?

мне нравилось, как он грел в руках трубку перед тем, как коснуться ею моей спины и груди.
- дыши, маленькая! а теперь не дыши!
потом щелкал по носу.
- а теперь дыши хорошенько.

потом долго крутил в руках облатки с таблетками, бормотал что-то, вскидывал глаза на родителей.
- все это – мусор!
и выписывал какие-то порошки, которые можно было приготовить только в одной аптеке, на углу, у ворот Старого города.
- вот. Отдадите это Грише - он сделает.

Гриша – щуплый, со впалой грудью, - делал.
через неделю мы выздоравливали.

- вот! – моя врач протягивает мне очень похожий на тот, из детства, исписанный листок.
- в этих пропорциях смешиваешь. и два раза в день по десертной ложке. отнесись к себе, как к ребенку.

я улыбаюсь. и понимаю, что я этого не умею.
привычки, понимаешь, нет.


* * *

кроме родных бабушек, в детстве у меня бабушка «попутная».
маленькая, хрупкая, она сидела на скамеечке у ворот и вязала.
по дороге из школы я всегда покупала ей с хрустящей соленой корочкой белый хлеб.
она – каждый раз дарила мне вывязанные ею белоснежные салфетки.
дарила, приговаривая:
- вот, детонька. раньше вязала для своих детей, соседей, друзей. теперь все поумирали. а я все вяжу… вяжу… по привычке.

у меня были самые красивые в школе воротнички и манжеты (кто понимает, конечно))

* * *

иногда я пишу письма – длинные, горячечные. обо всем.
и никогда не отправляю, потому что давно уже некуда.
eva_nadu: (Default)
гм… я тут, прочитав сестринский пост,
вспомнила одну историю –
о «предметах гигиены из подручных средств»*)

случилась она, когда я училась в пятом классе.

как вы можете догадаться,
девочкам этого класса было всем по одиннадцать-двенадцать…
хороший возраст: невинный и непредусмотрительный.

и вот в один прекрасный весенний день,
когда солнце золотило верхушки тополей,
и вот-вот должен был начаться урок литературы,
одна девочка вдруг обнаружила в своем организме неожиданное нечто.

она сначала побледнела, потом покраснела.
потом стало понятно, что что-то надо делать!..
то, что она, отнюдь, была не в белых брюках,
мало что меняло.

пошептались подружки, полазили по портфелям,
нашли на четверых два «сопливых» и два чистых платка…

а в коридоре – разорялся звонок,
учителя загоняли в классы.
и вообще – раздумывать было некогда.

и пришли подружки к мысли, что выхода другого нет!
схватили тряпку для стирания мела с доски
и ломанулись в туалет –
сооружать «предмет гигиены из подручных средств».

предмет соорудили, конечно, нивапрос.

только вот учительница весь урок пристально вглядывалась в безгрешные глаза мальчишек:
- говорите, куда тряпку дели!

пысы.
не спрашивайте, почему бы девочке не уйти было просто с уроков домой
говорю ж… невинный возраст)
eva_nadu: (Default)
ладно. признаюсь.
я ужас как боюсь врачей!

нет-нет, я не боюсь боли и крови.
меня можно без наркоза участливо разрезать на кусочки, и я даже не пикну.

но я мертвею, когда врач,
поднимая от карты расширившиеся глаза, вопрошает: «когда в последний раз вы нас посещали???»

и после вопроса: - а что у меня, доктор?..
виснет пауза.

я уже знаю, что «брюшной тиф
у меня, должно быть, уже несколько месяцев…»,
а еще непременно в запущенном состоянии у меня
дифтерия, малярия и даже воспаление коленной чашечки)

мое воображение ничуть не уступает воображению дядюшки Поджера.
и даже в чем-то его превосходит.


собственно история )
eva_nadu: (Default)


Вчера проводила очередные чтения.
Свои стихи детям читала Наталья Волкова.
Совершенно замечательные стихи!))
В один из ближайших дней, завтра-послезавтра, буквально, вывешу здесь пару стихов и сделанные детишками иллюстрации.
Очень уж замечательно и то, и другое))

*   *   *
За последние недели устала, как собака.

Степень усталости каждый определяет по-своему.
Крайняя степень для меня – когда я начинаю терять мысли и слова.
Вчера, перед очередными чтениями, неожиданно потеряла слово «батарейки».
Крутила в руках фотоаппарат и растерянно хлопала глазами:
- Подожди, Наташ… Мне надо сначала вставить… вставить…
- Батарейки ведь, да? - сочувственно подсказала собеседница.
Не удержалась:
- В какой-то степени.

*   *   *

обоснование

Прослушав стихотворение о пингвинах, ребенок взялся их рисовать.
Нарисовал одного пингвина, второго, третьего.
Не удержался, пририсовал одному из них бензопилу, второму калаш в ласты сунул, сверху по листу полетели самолеты, поползли по льдинам танки.
Увидев наши улыбки, юный художник пояснил:
- Все-таки, я думаю, пингвины же тоже должны были участвовать во Второй Мировой войне.

eva_nadu: (Default)

Впервые слово «щепетильность» я услышала… лет в пять, наверное. Или чуть раньше.
Тогда же я поняла, что с ней ничего не поделаешь, если уж она есть, то с ней приходится мириться.

Было это так…

Однажды родители поймали меня за поеданием припрятанных к празднику в укромном месте конфет.
Сначала они меня, разумеется, наказали.
Перво-наперво - отняли конфеты.
Потом, хлопнули по попе и поставили в угол.
Родители искренне полагали, что это испортит мне в будущем аппетит.
Но я твердо знала, что не испортит.

Поэтому, когда меня выпустили из угла и поманили пальцем «поговорить», я подошла с твердым намерением не сдаваться.
Прощения попросить – пожалуйста. Обещать что-нибудь – ни за что. Потом будет считаться, что я наврала. А я врать не хотела.
Но родители о моих принципах еще ничего не знали, поэтому диалог случился такой:

- Ну, что, Яшенька? Ты ведь поняла, что конфеты без спроса брать нельзя?
- Да.
- Хорошо. Молодец. Тогда попроси  прощения и иди играть.
- Простите, пожалуйста.
- Конечно. Мы уже простили. Теперь обещай больше никогда не лазить в буфет за конфетами без спросу…
Молчание.
- Яночка, ты же поняла, что это нехорошо?
Киваю.
- Ну, значит, надо просто пообещать, что никогда больше не будешь так делать. И все.

Ничего себе – и все, думаю. Стиснула зубы – никогда я такой глупости не скажу.

- Яночка… - мама, помнится, начала терять терпение. – Я не понимаю, почему ты молчишь! Скажи – я больше не буду и гуляй-вася.

Тут маме решил помочь папа… (бабка- за дедку, дедка – за репку…)
- Ян, ну, что ты? – заглядывает в глаза. – Посмотри на меня.
Смотрю.
- Ты же не хочешь, чтоб тебя ставили в угол?
Повертела головой из стороны в сторону.
- Ну, вот, - облегченно. – Тебе же и так конфеты бабушка дает?
Киваю, - конечно, дает. Но мало, думаю…
Папа между тем победно улыбается:
- Ну, так скажи мне, зачем тебе таскать из буфета конфеты без спроса? Правильно?
Киваю, правильно… наверное.
- Тогда скажи «я больше не буду» и иди, играй.
Молчу.

В общем, сколько это продолжалось – не скажу. Довольно долго.
Когда мама с папой стали выходить из себя, я поняла, что надо искать какой-то компромисс.
Поэтому, когда с меня в очередной раз потребовали «честное слово», я сказала:
- Хорошо. Я больше не буду… - родители облегченно вздохнули…
но тут я добавила:
- … какое-то время.
 
Издевательства над ребенком…
(или родителями? тут трудно объективно судить))))
… прекратила бабушка.

Она положила руку мне на голову:
- Ребенок просто щепетилен, - сказала она. – Придется смириться.

С тех пор с любыми проявлениями щепетильности я мирюсь достаточно легко.
А вот с ее отсутствием… ммм…

eva_nadu: (Default)
Мальчик лет шести, вертит в руке коробочку с мелками, читает:
- Мааам… - прыскает. - Смотри чего написано? Для рисования на любовных поверхностях.
Мама:
- На каких?
- На любовных!
- Это какие такие?
- Ну… это… живот, грудь… *совсем тихо* попа, наверное.
Мама:
- А, может, еще раз прочитаешь?
Читает:
- Для рисования… А-а-а-а *с заметным облегчением* Ой, для рисования на любы-ы-ых поверхностях.
eva_nadu: (Default)

Предисловие:
Ребенок года в три. Болеет. И сам измучился, и нас измучил
Тут тебе все – и температура, и кашель, и насморк, и ухо.
И вот тебе на – еще и живот!

- Маааам… у меня живот болит.
Я (устало):
- Ну, пойди, покакай.

Как там пишут в фильмах?
"Некоторое время спустя..."

Сижу расстроенная. Весь день все складывается не так.
Плакать - не плачу, но глаза «на мокром месте».
Ребенок  переживает, ходит кругами, ластится…
- Мааам… ты чего? Маааам! Ты плачешь? Мааам! Что случилось?
Я, чтоб что-то ответить:
- Живот болит.
Ребенок радостно, он же прекрасно знает, как с этой напастью бороться:
- Ну, пойди, покакай!

eva_nadu: (Default)
Что я хочу сказать…
Меня плохо воспитали)
я всегда это подозревала, а сегодня вдруг осознала со всей очевидностью.
Я не умею ссориться. Вообще… И обижаться – тоже не умею.
То есть умею, но очень на коротко…
Некоторые (а некоторых этих - большинство) даже заметить не успевают.
А все бабушка виновата.

Да-да… вот та самая, которая про гризеток))
Как-то, когда я была совсем маленькой…
Или не совсем маленькой…
По крайней мере, сам процесс внушения я помню вполне хорошо…
А уж результат его – испытываю по сей день…

так вот как-то она мне сказала что-то вроде…
«Яночка. Ты можешь обижаться на человека сколько угодно.
Но если он обращается к тебе с вопросом, ты должна на вопрос ответить.
А потом – можешь снова обижаться.
Тебе ж было бы неприятно, если я, когда на тебя сержусь,
вдруг не ответила на какую-нибудь твою просьбу или промолчала,
когда ты меня о чем-нибудь спрашиваешь?»

Видимо, я представила это тогда себе очень хорошо,
потому что с тех пор, даже в состоянии самой крайней обиженности,
я не могу проигнорировать практически ни одно к себе обращение.
Всякий раз передо мной встает…

встаю я сама, маленькая…
сразу после того, как, бросаясь с балкона картошкой,
(не в людей, конечно, а так… в пятнышки на асфальте…)
и попав какому-то прохожему по светлой летней шляпе…

а он, совершив не слишком долгие математические вычисления,
не поленился подняться на наш средне-третий этаж
и позвонить в дверь.
И сказать:
«Ваш внук… он кидается с балкона картошкой в людей.
Воспитывать надо детей, бабушка»

На что бабушка, погладив меня по голове,
Холодно заметила:
«У меня внучка»
И закрыла дверь перед дядиным носом.

Так вот всегда в этом случае встаю перед собой я,
дергающая бабушку за подол…

«Ба, я не в него целилась. Я в стеклышко»

А она, величественно прошествовав на кухню, бросила:
«Значит, у тебя плохой глазомер и нетвердая рука»

Мне стало страшно, а вдруг из-за того, что у меня рука и глаз…
она не станет меня любить?

И вот тогда я кинулась со всех ног на кухню с вопросом,
Который стал вдруг самым главным:
«Но ты меня любишь?»

И она ответила ровно – конечно.
И снова отвернулась к плите.

Вот эта самая история запомнилась мне до самого распоследнего
солнечного лучика на паркетных полах.
И она мешает мне обижаться.

Прям не знаю, что с этим делать, господа!))))))
eva_nadu: (Default)

Мне лет пять-шесть… Утро.
Играю в даму.
Напялила на себя  мамины босоножки на каблуках, соорудила из тюля длинную, до пят, юбку, вторую часть прикрепила шпильками к плечам – это шлейф. И на голову… на голову надела самую настоящую бабушкину шляпу со страусиным пером на полях.
Ну, и без косметики, знамо дело, не обошлось. Размалевала румянец по щекам – ну, как получилось))
Мимо проходит бабушка:
- Доброе утро, ваша светлость. Завтрак на столе. Понимаю, что кашу вашей светлости есть не пристало. Так что сегодня чай с гренками. Но и…- приостанавливается, - милочка… как вы могли позволить себе такую безвкусицу?!
Стирает румянец с щек и помаду с губ.
- Так румянятся какие-нибудь гризетки.

Кто такие гризетки я отчего-то не спрашивала)))

eva_nadu: (Default)
Когда не хочешь чего-то видеть, не обязательно закрывать глаза. Достаточно расфокусировать зрение.

Это – один из способов защиты нашего организма от перегрузок.
Смотреть - и не видеть. Слушать - и не слышать.

Когда-то этим виртуозно пользовался мой ребенок.
Дожидался момента и… - Мама, можно мне сегодня кино с вами ночью посмотреть?
Я, не вслушиваясь, кивала – да, да.
Он радостно хлопал в ладоши:
- Ты разрешила! Какая ты добрая!
И поздно вечером, подхватив широкие штанины пижамы, чтобы не споткнуться, притопывал на диван из соседней комнаты, сворачивался калачиком, утыкался носом в плечо и одним глазом и без особого интереса, кажется, поглядывал, как на экране целуются чужие дяди и тети.
Не в фильме было дело, а в справедливости. Обещали – выполнили.
Когда не хочешь чего-то видеть, не обязательно закрывать глаза. Достаточно расфокусировать зрение.

Только женщины могут придумать такое…
«Если я перестану им восхищаться, я не смогу с ним жить»,- говорят они.
И делают вид, что не видят, насколько он глуп и слаб.
Сила таких женщин меня восхищает едва ли не более, чем их оптимизм.
Насколько надо верить в свои силы, чтобы не сомневаться, что всю оставшуюся жизнь сумеешь обманывать себя.

Когда не хочешь чего-то видеть, не обязательно закрывать глаза. Достаточно расфокусировать зрение.

Стала замечать, что это становится привычкой.
Когда вижу, что все идет не так, как мне хочется – сдвигаю фокус.
Пусть. Я знаю, что все - не так. Но я не хочу видеть этого сегодня.
Пусть еще день. Месяц. Год.
Сколько смогу. На сколько хватит сил.

Что это? Я стала слабее? Или оптимистичнее?*)

P.S.
Один замечательный врач-офтальмолог сказал мне как-то:
- Заставляй глаза смотреть. Если вообще хочешь видеть.
eva_nadu: (Default)

Все-таки чувство слова – великое чувство!
 
Когда-то давно в нашей школе на стене висел огромный транспарант с вышитым золотом ленинским бюстом и огромными золотыми же буквами под ним.
Ленин щурился и шептал нам при всяком на него взгляде:
«Охуjур, охуjур, jeнэ дэ охуjур!»

Что вообще-то означало – «Учиться, учиться и еще раз учиться».
Мы думали, это касается только школы. Оказывается, он, великий, говорил о жизни.

eva_nadu: (ожидание)

Вспомнилось вот…
Мне казалось, я никогда не скучала по Баку. Уезжали как-то быстро, нехорошо, под дулами автоматов, протискивались между танками и БТРами. И непонятно было, кто там «свой», кто «чужой».  А от этого было страшно еще больше.
И слезы прощавшейся с нами на лестнице совсем тогда уже старой соседки-азербайджанки, за месяц до того принимавшей у меня роды, стоили для меня больше, чем хмурые лица светлоголовых солдат, которых прислали воевать, а с кем, собственно, не сказали.
Было это до всего остального, что было.
Спросите, к чему это я?
К тому, что второй день вспоминаю тамошний праздник весны – Новруз Байрамы. Рановато для весны, скажете? Наверное…
Но так уж вспомнилось, на ассоциациях со вчерашним Ураза-Байрамом и этой непонятно-весенней погоды в середине осени.

Вспомнилось, как соседи, азербайджанцы-атеисты, приносили нам на огромных блюдах совершенно потрясающие восточные сладости – шакярбура, пахлаву, еще что-то, название которого я не помню, а, может, никогда и не знала. И мы таскали сласти с блюда - и после еды, и до, и вместо…
А потом ждали, когда наступит Пасха. Ждали, когда прабабушка, атеистка и безбожница, заведет огромный бак теста. И будет месить его долго-предолго сильными крестьянскими руками. А потом в доме неделю будет пахнуть куличами, ватрушками и бесконечными разноначиночными рулетами.
А в Пасху мы, детвора, пойдем с такими же блюдами по квартирам. Разносить «наши» сладости.
И нам будут улыбаться соседи. И соседские дети будут хватать ватрушки с подносов, а мамы будут хлопать их по рукам и кричать, что сладкое – только после обеда, и будут улыбаться нам и говорить: «Ай, спасибо, гызым. Вечером к вам забегу».

И грустно вдруг стало, что всего этого больше нет.
И ребенок мой никогда не видел города, в котором родился.

eva_nadu: (Default)
Мне семь с хвостиком.
- Яночка! Теперь ты большая! В школу ходишь… А кем ты хочешь стать?
Странно, думаю я, как это взрослым не надоедает задавать дурацкие вопросы? И спрашивают как-то чудно – в чем твое призвание?
И ведь как вцепятся мертвой хваткой – не отвязаться.
- Писательницей, - отмахиваюсь я.
Потом задумываюсь. А ведь и в самом деле… Тем более, у меня есть потрясающая перьевая ручка, ни у кого в классе такой пока нет.
Так что – о чем разговор? Конечно, писательницей и никем другим!
Только вот понять бы – о чем писать. Про школу – неинтересно, про любовь – тем более. Буду писать детективы.
Я решительна, как никогда. Сначала долго заправляю свою красавицу чернилами, потом – аккуратненько разлиновываю поля в тетради.
Итак…
«Убийца был в коричневых брюках и в белой рубашке, по фамилии Касаткин. Вероятно, азербайджанец. Все»
В самом деле, а что еще?
eva_nadu: (Default)
Мне лет пять.
Мы едем с мамой в битком набитом автобусе.
Я сижу у окна, и читаю все, что попадается на глаза. Читаю громко, с интересом, будто это не вывески на серых стенах однотипных домов, а книжка с картинками.
«Мо-ло-ко», «Про-дук-ты», «Мя-со».
Внимание всего автобуса обращено ко мне.
Еще бы! Темные кудри, огромные круглые глазищи и звонкий голос. В автобусной духоте моя болтовня – хоть какое-то развлечение.
Я это чувствую, а от этого еще более старательно проговариваю.
«Во-ды», «Хлеб».
Ах, какая девочка! Тебе, девочка, сколько лет? Пять? Ах, какая умница!
Я просто раздуваюсь от гордости.
Надо найти что-нибудь потруднее. Вот, например! На крыше.
«Решения XXIV съезда КПСС – в жизнь!»
Читаю: «Ре-ше-ни-я». Потом долго молчу и морщу лоб. Кажется, очень долго. От этого все вокруг, привыкшие к голосу-колокольчику, тоже напряженно чего-то ждут.
Автобус стоит на остановке, кто-то никак не выйдет, кто-то – не войдет.
Я, наконец, решаюсь:
«Мама! – возмущенно распахиваю глаза. – Мам! Смотри! Слово плохое неправильно написано – два Х и У.
Про лишнюю палочку – уже никто не слышит. Автобус взрывается хохотом.

Profile

eva_nadu: (Default)
eva_nadu

November 2012

S M T W T F S
     123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 07:23 am
Powered by Dreamwidth Studios